Санкт-Петербург: настоящие дни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Санкт-Петербург: настоящие дни » Настоящее » Наша судьба - в наших руках


Наша судьба - в наших руках

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Максим Левин, Ева Романова
Время и место: через один день после Эпистолярная проза 21 века, книжный магазин "Папирус", далее по импровизации.
Описание: интересно, какой бы была наша жизнь, лишенная ненужных стереотипов и принципов, если бы мы осмелились взять ответственность за все, казалось бы, мелочи, происходящие с нами? Что, если... Да тьфу на все эти "если"! Образ книжной феи с разноцветными фломастерами и черепаховыми раскрасками не выходит у Максима из головы. Приходит ли ей на память молодой человек, который разговаривал, как литературный герой?

+1

2

Я еще несколько раз перечитал нашу короткую переписку, словно в ней содержалось зашифрованное послание, которое мне следует немедленно разгадать. Я пробегал взглядом по машинописным строчкам, одинаковым и моноширинным не только по своей природе, но и по своей неодушевленности. Мне приходилось воображать, с какой интонацией Ева произнесла бы ту или иную фразу, как, должно быть, нахмурилась, пытаясь связать факты из моей частной жизни, разбросанные по страничке в социальной сети, в одно целое. Как неуловимо и в то же время явственно блеснули ее глаза, когда я принялся развенчивать мифы обо мне, сочиненные ею самой. То ли от облегчения, то ли от разочарования в своей ошибке – мол, могла же копнуть чуть поглубже. Как бы то ни было, как бы ни пытался я мысленно воспроизвести эту беседу в реальном действии, мне только сильнее хотелось приблизить день нашей новой встречи. То ли потому, что мне хотелось проверить, насколько воссоздаваемый усилиями моего ума образ Евы соответствует действительному, то ли потому, что я хотел почувствовать что-то давно забытое и оттого справедливо воспринимаемое мной как новое. Две ночи и один утомительный день показалось мне непримиримо долго. С другой стороны, этот ненужный, пустой, бесполезный, в конце концов вредный, на первый взгляд, день на самом деле может быть не так уж плох и невыносим. Я могу загрузить себя делами так, что не останется возможности для пассивного мечтательства и археологических раскопок в руинах своего внутреннего мира – пусть он еще немного побудет Гипербореей, Атлантидой, Помпеями, Троей и иже с ними. Стрелки часов при таком раскладе иллюзорно ускорятся, и я сделаю работу на день вперед, чтобы послезавтра с наиспокойнейшей совестью прогулять работу.
С таким клубком, спутанным из кашемировых воспоминаний и планов на день грядущий, в мыслях я наконец выключил ноутбук и вернулся на разложенный диван, хранящий в своей мягкой темно-синей обивке частицы прошлого, настоящего, будущего и несуществующего. Иначе как объяснить ту бурную мысленную деятельность, возникающую в уме, стоит только прислониться к нему всем телом? Едва я закрыл глаза и начал ощущать, как темнота и пространство, растворенное в ней, сгущается надо мной, моя память вдруг включила аварийную сигнализацию. Я забыл кое-какое обстоятельство, рискующее отравить не только разворачивающийся день, но и все мое дальнейшее существование. Я забыл, что завтра, то есть, вообще говоря, уже сегодня приедет Марина. Я уже слышу это прежде молча выстраданное, долго мариновавшееся в котле различных эмоций «что происходит между нами?», слетающее с обкусанных губ внезапно и резко. Это приносит нам обоим сиюминутное облегчение – мы оба ждали этого вопроса и в то же время боялись его. Поэтому следом за облегчением приходит новое сомнение, новый страх, новый груз – ожидание ответа. Я должен буду что-то ответить, что-то подобное самому вопросу, что-то, что тоже позволит облегченно вздохнуть. Размышляя теперь над тем, как я буду объяснять Марине, что наши с ней отношения давно зашли в тупик, я незаметно для самого себя причалил к царству Морфея. Мне снился долгий странный сон, в котором я будто бы пытался найти выход из лабиринта, где выбор поворота направо или налево становился для меня невероятно трудной задачей – казалось, я путал стороны, ходил кругами несколько раз кряду и, наконец, спустя вечность, изможденный титаническими усилиями, услышал звук, доносящийся из выхода. Я устремился к нему, по нарастающей громкости делая вывод, что конец мучений совсем близко, и… проснулся. Рядом звенел и мерцал всеми цветами радуги мобильный телефон. Я не глядя нащупал его и поднес к лицу. Потребовалось несколько секунд, чтобы включить мозг и суметь прочитать сообщения на экране, сплывающиеся в одну единую светящуюся массу. Привыкнув к свету, я увидел несколько пропущенных звонков от Марины и одно СМС от нее же. Машинально взглянул на экранные часы – без пяти восемь, вряд ли она примчалась сюда ни свет ни заря. Действительно, в эсэмэске говорилось о том, что сегодня она приехать не сможет. Кажется, что-то на работе. А может быть и нет – я не заострил свое внимание на причине. Стало даже немного не по себе оттого, насколько мне это безразлично. Я почувствовал себя последним подлецом. Еще и потому, что преспокойно собрался чуть ли не на свидание с другой девушкой. А почему, собственно, чуть ли не!? Нужно сказать – я преспокойно собрался пригласить на свидание другую девушку. Надеялся, что я быстренько решу злободневные рабочие моменты, что мы с Мариной быстренько признаемся, что продолжения у нашего с ней «мы» быть не может, я стану свободным как северный ветер и из всех возможных четырех сторон выберу то, которая ведет к Еве. На самом же деле я был на грани нового фиаско на работе, а Марина не горела желанием разбивать «мы» на «я» и «ты». Я посмотрел правде в глаза, сверкающие безжалостностью. Что ж, по крайней мере мой первоначальный план на сегодняшний день имеет право на существование. Буду работать, чтобы хотя бы в этой стезе не получить второго провала подряд. Достаточно того, как с меня фигурально сдирали шкуру за этого мерзавца Кречетова и его идиотский проект.
В течение всего дня я намеренно не заходил в «Вконтакте», чтобы не провоцировать самого себя написать Еве. Я порывался рассказать ей, что все вовсе не так просто и легко, как я полагал. Но здравый смысл, следует отдать ему должное, вовремя остановил меня. Я взял себя в руки и оставшуюся половину дня провел так, как проводил до того случая в кафе уже несколько лет. На какое-то время удалось убедить себя в том, что ничего не изменилось. Я беспринципно обманывал самого себя.
Колокольчик доброжелательно дзынькнул, впуская меня в уютный книжный мирок. Мое вчерашнее беспокойство, должно быть, смыло дождем, потому что я чувствовал себя так, словно намереваюсь совершить самое благое дело из всех благих дел в этом мире. Возможно, в какой-то мере так оно и было. Невольно глубоко внутри я надеялся услышать шум падающих с полок книг. В этом было что-то невероятно милое, и привлекательность этого момента была понятна, пожалуй, только мне. Я только сейчас сам понял, что именно означали мои слова «я сам найду тебя». Ведь это даже несколько абсурдно – искать Еву не имеет смысла, я знаю как минимум два места, где она может быть. Так вот истинное значение этих слов, до сих пор скрытое даже от самого меня, относится к совсем другой области. Я пообещал найти ее в самом себе.
- Привет, - непринужденно произнес я после короткого молчания, которое я провел стоя за спиной у Евы и наблюдая за тем, что она делает.
Надо сказать, пришел я не с пустыми руками. Как приличествует случаю и как положено по законам классической романтики, я пришел с букетом. Из разноцветных фломастеров.

+1

3

Ночью, после переписки с Максимом, я на удивление быстро заснула, зато утром проснулась очень рано и первым делом мне хотелось ринуться к компьютеру. Но я пересилила себя и отправилась чистить зубы. Правда, уговорить себя позавтракать прежде чем зависнуть в мониторе, я так и не смогла, поэтому, нажав на электрическом чайнике кнопку, я включила комп и ждала, пока экран покажет мне мой рабочий стол.
Меня ждало сообщение, как я и надеялась. Нет, два сообщения... помимо Максима снова написал несостоявшийся ухажер. Неизвестно почему, я открыла сообщение Левина первым. В груди снова взволнованно забилось сердце, любопытные глаза, полные надежд, быстро просматривали строчки. Их было всего три, но сколько эмоций они вызвали! И со всем этим огромным комком переживаний, мыслей, надежд, еще бог пойми чего, мне пришлось жить целый день. С утра до ночи я, как самый настоящий параноик, оглядывалась вокруг, искала кого-то глазами, порой затевала беседы с самой собой (разумеется, мысленные, иначе психушки было бы точно не избежать), но Максим так и не нашел меня. Последней, самой неправдоподобной надеждой была дорога домой, но и здесь - пустота. Хотя нет, я встретила Андрея, которому я все-таки ответила на сообщение, и судя по его виду, ответ ему не понравился...
"Блин... вот влипла! Не надо было вообще идти с ним на встречу."
- Привет, малышка! Как дела? Ты наверное что-то перепутала, когда набирала мне сообщение, не мне хотела это написать, да?
"Мужлан" - подумалось мне вдруг, хотя Андрей говорил, да и выглядел, довольно прилично. После разговоров с Максимом я будто не хотела слушать слов других парней. "И с каких пор я малышка?"
С Андреем вышел супер-быстрый разговор. Мне пришлось соврать, что дома меня ждет больная кошка, которой срочно надо сделать укол, иначе всё, кранты. Не знаю, поверил ли он, но зато мне удалось избавиться от него. Наверное, любит домашних животных.
С моей кошкой всё, слава богу, было в порядке. Как и полагалось, я потискала ее, после чего последовало несколько послерабочих ритуалов. Сегодня была смена в кафе, я то и дело лазила в телефон, чтобы проверить, не написал ли мне Максим. Да и сама миллион раз набирала сообщение и стирала, так и не отправив... нет, навязчивость - это не моё! Сказал же, что найдет, значит, так и будет. Наверное. В наше время никому верить нельзя... Но мне так хотелось. Левин не уточнял, когда именно собирался меня искать, но женская натура упорно подкидывала мне аргументы в пользу сегодняшнего дня. И я ждала, ждала... а дома, уже после работы, я хотела засунуть телефон в сейф и выбросить ключи от него с балкона. Но никаких ключей не было... был цифровой код, который я могла бы спонтанно набрать и забыть, но папа бы меня прибил за это, поскольку сейф нужен ему для документов. Да что там, я даже не смогла бы открыть этот сейф - не знала текущего пароля... Что еще приходило мне в голову, чтобы только избавиться от мысли написать Максиму? Утопить телефон в унитазе, поставить на него пароль с закрытыми глазами, да какие только идеи не посещали мою голову. Оставалось только себя чем-то занять. Мама постоянно докапывалась с вопросами "в чем дело? что с тобой?", а я, как дурочка, огрызалась, ссылаясь на неудачи на работе. Про неудачи я вовсе не выдумала, работать в кафе мне осталось не долго, и отношение ко мне заметно испортилось. Ничего, всего пара недель каких-то...
Весь последующий вечер вплоть до сна я занимала себя шитьем кота. С галстучком. А наутро потопала в книжный с довольно хорошим настроением. О Левине я зареклась не думать, решив, что он давно забыл обо мне, поняв, какая я неадекватная. Еще бы, девушка, которая вечно что-то додумывает себе - нехороший вариант. Вообще-то я думала накануне о том, какая она - девушка Максима Левина. Наверняка она хорошо воспитана, ужасно много читает, у нее определенно очки на носу, она оттопыривает мизинец, когда пьет чай... над этой мыслью я почему-то рассмеялась, отчетливо представив картину. Мне казалось, что Максиму с ней должно быть скучно. Люди должны быть разными, чтобы дополнять друг друга. Впрочем, это совершенно не мое дело, может, я вообще ошибаюсь, и его девушка тусовщица, любительница алкоголя и гонок? Всё могло быть.
За прилавком, в пакете, лежала книга. Та самая, которую я планировала дать почитать Левину. Если сегодня не придет за ней, точно больше не буду о нем думать. По крайней мере, я так запланировала, а там уже собственные мысли контролировать вряд ли удастся...  Сама же я, как полагается прилежному работнику, следила за порядком на полках. Это на первый взгляд, а на самом деле, я просто выбирала, что почитать еще, листала то одну книгу, то другую, незаметно для менеджера, которая укрылась в комнате для персонала... Раздел "Зарубежная проза" был своеобразным "карманом", находился поодаль от входа, его отделяли от основного зала стены и небольшая арка.
Когда я услышала тихие шаги за спиной, то сразу же незаметно закрыла книгу и поставила на полку. Боясь, что это менеджер, я закусила губу и притворилась, что перебираю книги в каком-то неведомом порядке.
Странное молчание заставило меня нервничать. А в сердце уже разрасталась надежда, которая оправдалась в следующую секунду - я услышала хорошо знакомый голос, и чуть не подпрыгнула на месте, неизвестно от радости ли, от испуга, от неожиданности...
Повернувшись, я сразу же обратила внимание на нечто разноцветное в руках молодого человека. Прикрыв рот ладонями, я силилась не запищать на весь магазин. У меня почти получилось... почти.
- Ты... ты... это мне? - я улыбалась во все зубы, как ненормальная, радуясь новым фломастерам. Счастью не было предела - давно мечтала приобрести еще в свою коллекцию, но руки не доходили.
- Да Вы, Максим Сергеевич, коварный тип! - я засмеялась, вытащив из рук парня голубой фломастер, - Решили меня подкупить... для чего? - я хитро глянула на него, совершенно забыв обо всём. О неприятных совместных моментах. О том, что у него есть девушка - я была уверена в этом на все сто! О том, что собиралась просто отдать ему книгу - почитать. А потом вернуть ее, обменяться любезностями неизвестно зачем, и навсегда забыть его. Супер логичная история, конечно, но это же моя история! Не может быть иначе.
Я смотрела на него блестящими, почти нездоровыми глазами, со счастливой улыбкой на лице. Один бог знал, как я была рада его видеть. Я сама этого не понимала, как и не осознавала того, что кокетничаю с ним. Флиртую. Как угодно.

+1

4

Я был отчасти рад, а отчасти нещадно зол на себя за то, что внимал навязчивым увещеваниям рассудка в ущерб подсказкам сердца. Практически всегда, сколько себя помню. Вот и вчера, возвращаясь из офиса нашей конторки еще совсем не поздним вечером, я боролся с мучительным желанием «случайно» пропустить поворот в свой двор и поехать вниз по проспекту, бросить машину где-нибудь на обочине и пройти оставшуюся часть пути пешком, оставляя свою тень позади себя скользить мимо знакомых, манящих яркостью, но совершенно безынтересных мне вывесок, до тех пор, пока в отблесках неоновых огней не станет различима уютная терраска «Пикника». Я не знаю, зашел бы я внутрь или стал бы инкогнито высматривать сквозь вымытое до зеркального блеска стекло кафе силуэт Евы, балансирующей от столика к столику. Не то чтобы я робел подойти к ней – напротив, решительность во мне била ключом – просто хотелось понаблюдать за ней со стороны, быть созерцателем ее жизни, ее сути. Я бы смотрел на нее беспристрастно, без оценки, как смотрят на то, что априори положительно и красиво. При всем желании я все же пренебрег им и повернул на нужную улицу и отправился к родителям и племяннице. Заезжать к ним после работы как минимум дважды в неделю стало для меня своеобразным ритуалом, столь же обязательным, сколько сама работа. И пусть родители еще совсем не беспомощные старики, а мама и вовсе человек с завидными энергетическими ресурсами, я не мог не помогать им. Только Кирилл не выносит моего присутствия в их квартире и в жизни в целом, хотя я по-прежнему для него первый, к кому он обращается в случае финансовых затруднений, ставших его образом жизни. И первый же, на кого летят все щепки и чей огород завален камнями. Я давно смирился с этим и искренне жалею брата, несмотря на то, что подчас он просто невыносим и, вообще говоря, сам по себе хорошая свинья.
Я пробыл с мамой, папой и Лизонькой часов до восьми. Кирилла, к счастью, не было дома, и это было очень даже предсказуемо. Я бы, напротив, удивился застать его в квартире. Не было сомнений, что в это время он предавался где-нибудь возлияниям, «забыв о мире и его обманах». Мы все глубоко вздохнули, когда в воздухе повисло его имя, и этим выразили больше, чем могли бы при помощи слов. Мама не упустила возможности осторожно поинтересоваться, скоро ли я намерен жениться на Марине. Едва ли не впервые за этот день я вспомнил, что я не очень свободен и имею кое-какие обязательства перед человеком, отношения с которым мне опостылели. Конечно, жениться я еще не обещал и вообще всячески избегал говорить и даже думать на эту тему, но в этот раз, как говорится, меня прижали к стене и спросили напрямик. Хорошо, что мама сделала это прежде самой Марины. Я не сразу нашел, что ответить. Вернее, я совершенно точно знал, что сказать, но не ведал – как. Почему-то хотелось рассказать лучше о Еве, о том, что приключилось в июне, как я неожиданно встретил ее в книжном магазине, а потом мы раскрашивали черепашек и что я должен научиться определять пол оных, а завтра снова намерен наведаться к ней и… Словом, мои мысли были слишком, непримиримо далеко от Марины. Мама, конечно, это почувствовала своим материнским и по совместительству женским, чутким сердцем. Ситуацию спас отец, вставив добродушно-ироничный комментарий – «у этих женщин всегда одно на уме – как бы нас поскорее охомутать штампом в паспорте». Она сделала вид, что обиделась, а он понимающе похлопал меня по плечу.
Я вышел из подъезда на свежий вечерний воздух с ощущением воспрявшего духа и с удовольствием отметил про себя, что до дня «икс» осталось совсем немного времени – кусочек вечера и всего-лишь какая-то ночь. И тут я вдруг придумал, что преподнести Еве в качестве презента. Я быстро глянул на наручные часы и понял, что следует поторопиться, чтобы успеть до закрытия магазина. Даже не представляю, что подумала девушка-продавец, когда я влетел в магазин и попросил двадцать четыре разноцветных фломастера – да получше, поярче и с колпачками поинтереснее. Как никогда довольный своим приобретением, словно отхватил самый красивый и дорогой букет, я с необъяснимым предвкушением вернулся домой.
И сейчас, стоя со своим «букетом» в руках, я не чувствовал себя сумасшедшим – для Евы и только для нее эти «цветы» значат много больше, чем самые благородные розы и лилии.
- Конечно, тебе, - произнес я сквозь улыбку. Меня самого распирало от неведомой радости. Подобный восторг я испытывал разве что в детстве, сидя на коленях у Деда Мороза. Я совершенно не думал о том, что будет после. И будет ли – или она поблагодарит меня и продолжит работать, а через время вовсе забудет, откуда взялись эти фломастеры, а может быть, когда-то они, уже неспособные выводить цветные линии на бумаге, будут заброшены на антресоли как память о былых увлечениях.
- Чтобы иметь счастье лицезреть Вашу улыбку, разумеется, - я моментально подхватил ее игривое настроение и неожиданно для себя ответил в манере какого-нибудь неизлечимого романтика Дон Кихота, - Судя по тому, что мне это удалось, я не ошибся в выборе.
Тут только до меня дошло, что я снова отвлекаю Еву от работы и что заметь нас сейчас главный менеджер, она бы вряд ли поверила, что Ева помогает мне с выбором книги. Выходило, что я вторично могу стать причиной ее неприятностей.
- Я, наверное, не вовремя, надо было дождаться конца твоей смены, - сказал я с видом сердечного раскаяния, - Так что, если я мешаю тебе работать, ты можешь с чистой совестью меня прогнать. И мысленно добавил: «Но знай, что я все равно вернусь!». Произнести это вслух я не мог – вдруг напугаю своей настойчивостью, которая была непривычна и для меня самого.

+2

5

«Чтобы иметь счастье лицезреть Вашу улыбку»... эта фраза звучала настолько романтично, что я почувствовала себя героиней сериала про любовь. Почему именно сериала, а не фильма? В фильме всё стремительно идет к краху, а потом легко и внезапно наступает хэппи-энд, в сериалах же как на американских горках героев кидает то вверх, то вниз, примерно также было и у нас с Максимом - и это всего за тот короткий промежуток времени, что мы знакомы! Так что я ожидала всего, чего угодно от наших встреч, но не внезапного хэппи-энда.
Раскрасневшись и опустив глаза, я закусила нижнюю губу, думая, что сказать на это. Честно говоря, я не имела понятия, что говорить. Кажется, именно в подобных случаях слова не нужны. Хотя на самом деле мне хотелось сказать Максиму: подумать только, всего месяц назад я и представить не могла, что встречу человека, желание общаться с которым, видеть его, будет на столько сильным. И что я чувствую к нему - не ясно, возможно, это дружеские чувства, когда нравится общение, приятен человек и ты хочешь разгадать его, побольше узнать о его жизни... а может быть, это что-то другое, нечто большее? Судя по поведению Максима, он тоже что-то испытывал ко мне, тянулся ко мне, как и я к нему. Но было ли это правильно, учитывая, что у него кто-то уже есть? Нет, конечно нет. Я никогда не могла бы так поступить - занять чье-то место в сердце человека, ведь оно уже занято! Поэтому я не понимала, почему сам Левин позволяет себе такое поведение. Ведь он, определенно, воспитанный молодой человек с верными моральными принципами. Загадка. Да и только.
Но разве буду я выяснять всё это, стоя перед Максом, в руках которого фломастеры, просто покорившие моё сердце? Я не могла позволить себе сказать ничего лишнего, вдруг обернувшись скромнягой.
- Спасибо большое, лучше этого букета мне никогда еще никто не дарил, - осмелев, я потянулась к Максиму и легко, еле ощутимо коснулась его щеки губами. Это был порыв радости, благодарности... я была на столько тронута тем, как Максим точно угадывает, что мне нравится (будто это случалось уже тысячу раз!), и не могла себя контролировать. Мне всегда было жалко живые цветы - ради чего их срывали и приносили в жертву женщинам? Но эта тема, как и тема шуб из шерсти животных, сейчас не должна была подняться.
Я улыбнулась, забрав из рук Максима похолодевшими от волнения пальцами фломастеры.
- Прогнать-то я могу, но не хочу, хоть ты действительно можешь привлечь внимание менеджера и мне не поздоровится, - я хихикнула, мне явно нравился этот азарт, некий страх... чисто женская необходимость в адреналине. Вроде как и боишься на самом деле, но и нравится одновременно всё происходящее!
- Сейчас, погоди минуту, - прошмыгнув мимо Максима, я полетела к прилавку, выудила оттуда фирменный пакет книжного магазина, а на его место положила фломастеры, затем вернулась обратно в "карман".
- Как и обещала! - вручив пакет Левину, я с опаской осмотрелась. Что делать я и правда не понимала, но чтобы Максим уходил - точно не хотела.
А в пакете находилась последняя прочитанная мною книга:

она

https://j.livelib.ru/boocover/1001123967/o/dc9c/Deniel_Kiz__Tsvety_dlya_Eldzhernona.jpeg

- Ты ее наверняка уже читал, я вот прямо уверена! - это то, чего я опасалась. Но Максим сам облегчил мне задачу, подсказав, что я могу дать ему почитать последнюю книгу, которую я прочла.
Я смотрела на Левина, а в моей голове крутились мысли о прикосновении, внезапном даже для меня самой. Я и ругала себя за этот поцелуй, и хвалила, но на самом деле с бардаком в моей голове мне мог помочь разобраться только Максим. А может, я просто пытаюсь скинуть на него всю эту ответственность?

+2

6

Похоже, я, так сказать, взял довольно высокую ноту и выразился хоть и честно, но слишком поэтично и патетично.  Нельзя было не заметить, что мой приторно медовый ответ смутил Еву, но я не почувствовал никакой неловкости – наоборот, словно олицетворял собой саму невозмутимость. Наверное, это особенность людей моего типа – будучи замкнутыми и обычно пресными, тихими, в определенные моменты мы впадаем в эмоциональную крайность, обнажая все свои чувства. Интересно и то, насколько зеркальна реакция Евы: яркая, громкая, открытая и непосредственная, сейчас она на мгновение свернула листочки, как застенчивая мимоза. Я чувствую себя комфортно в подобных мимолетных картинах, освобождающих от необходимости думать о том, хорошо или дурно происходящее, уместно то или иное слово, от обязанности руководствовать правилами и давать оценку своим действиям. Ты просто живешь здесь и сейчас, в этот самый момент, и неважно, что скажут другие, что подумаешь ты сам через время, призывая на память этот эпизод. Чем бы ни был обусловлен мой порыв, я благодарен Еве за то, что рядом с ней могу чувствовать, что живу, а не просто существую. Мы существуем, когда мыслим, но живем только тогда, когда чувствуем.
- Я рад, что тебе понравилось, - произнес я просто и без лукавства, мне действительно было приятно порадовать Еву. И видеть ее улыбку, украшающую и без того от природы красивое лицо, тоже.
Я не сразу среагировал, когда расстояние между нами стремительно стало уменьшаться. Стоял как вкопанный с этими фломастерами, зажатыми в ладони, словно ждал чего-то. Одно мгновение – и я ощутил, как что-то мягкое и теплое коснулось моей кожи. Фломастеры мелькнули разноцветными всполохами в воздухе, и Ева скрылась за стеллажом, будто нимфа за ивой, оставив меня осознавать случившееся. Возможно, моя чувствительность есть результат гипертрофированного материнского внимания и заботы, и я, будучи двадцатисемилетним мужиком, не должен вести себя как подросток, впервые влюбившийся в девчонку со своего двора. Вдруг все это показалось мне каким-то неестественным, случайным. По-хорошему, следовало прежде по-нормальному завершить отношения с Мариной, затем признаться самому себе, что я чувствую к Еве, а не бежать по первому голосу сердца с этими фломастерами. До чего, должно быть, глупо смотрится все это со стороны. Почему-то это пришло мне в голову слишком поздно.
Ева вернулась так быстро, что я не успел закончить свой разбор полетов. Она вложила в мои руки нечто, что я идентифицировал как книгу, которую Ева обещала мне одолжить на почитать. Я достал книгу из шуршащего пакета и обнаружил произведение некоего Дэниела Киза с легким названием «Цветы для Элджернона». Вот только сюжет отнюдь не столь предсказуем и мягок. Я был наслышан о романе и даже видел две экранизации, но первоисточника, к счастью, не успел прочитать. К счастью – потому что мне не придется разочаровывать Еву.
- Спасибо. А вот и нет, это как раз тот случай, когда книгу я не читал, хотя знаком с киноадаптацией, - я улыбнулся и положил книгу обратно в пакет, - Кстати, советую на досуге посмотреть японский мини-сериал по мотивам этой книги, довольно интересно и необычно.
Повисло короткое молчание, в течение которого мы просто смотрели друг на друга, и каждый думал о своем, но в то же время об одном и том же. Не о книге и не о фильме. Не о работе, не о другой жизни, за порогом магазина и вне досягаемости звона дверного колокольчика.
В поле моего бокового зрения появился человек, ищущим взглядом скользящий по книжным полкам, и пришлось вернуться в реальность.
- Похоже, вон тот господин, - я указал на старичка с огромными очками, которые сползли на самый кончик его орлиного носа, - отчаянно нуждается в твоей помощи. Мне бы не хотелось на самом деле стать причиной нагоняя от начальства, так что… В общем, что ты скажешь, если я приглашу тебя куда-нибудь сегодня вечером?
Куда я собрался приглашать Еву, я еще не придумал. Определенно это должно быть что-то столь же необычное, как букет из фломастеров. Если уж идти против системы и совершать глупости, до конца. К тому же я уже понял, что верный подход к столь удивительной девушке должен быть тоже удивительным.

+2

7

Конечно же, я обрадовалась, когда Максим сказал, что не читал книгу, которую я ему преподнесла. Но в то же время удивилась, я и правда думала, что он ее читал, уже раз десять при чем. Всё это отразилось на выражении моего лица.
- Мне чертовски повезло, - изрекла я, - А я вот не смотрела фильм... и японский сериал тоже. Аниме? Я в детстве смотрела аниме... - и тут меня чуть не понесло. Я готова была рассказать всю свою жизнь Максиму от и до, прямо здесь и сейчас. Словно открытая книга стояла перед ним. Только вот всё это вдруг показалось мне лишним, но настроение от этого не ухудшилось. Что может быть лучше, чем найти такого друга? Да, вот буквально минуту назад до меня дошло, что мы с Максом вполне могли бы стать друзьями. Ничего, девушка - это не проблема. Я была уверена, что она вряд ли сумеет диктовать Максиму, с кем ему общаться, а от кого держаться подальше.
- Ладно, потом расскажу. - с улыбкой произнесла я, когда услышала звон колокольчика - посетитель. И тут Максим выдает такоооое...
Он приглашает меня на свидание.
На самое настоящие, блин, свидание!
Словно слабоумная, я хихикнула. Мой взгляд был прикован к его глазам. А что сказать - я пока не придумала... Но время поджимало, мне и правда нужно было идти работать.
- Я... я... с удовольствием прогуляюсь с тобой. Сегодня невероятно теплая погода! Давай сходим к фонтанам? Впрочем, туда мы успеем сходить, может, ты хотел бы посетить другое место, - я улыбнулась, вдруг поняв, что у Левина и правда могут быть планы. И вся эта ситуация показалась мне очень странной... и этот образ девушки-левина никак не хотел покидать мою голову. Мне было будто бы стыдно, даже за то, чего я не делала.
- В семь часов буду у входа, - подмигнув, я поторопилась помочь старичку, то и дело пропуская его слова мимо ушей, потому что взгляд ловил силуэт покидающего магазин Максима, а мысли были сосредоточены отнюдь не на книгах.

***

Смена пролетела мгновенно. Работы было навалом, мысли постоянно думались, и я не заметила, как стрелки часов подползли к цифре семь. Спохватившись, я быстро собрала мини-рюкзак (не забыв прихватить свой букет, конечно) и выпорхнула из магазина с ужасно радостной улыбкой на лице. Убрать ее ну никак не получалось, потому что я ее даже не замечала. Чему радоваться, спрашивается? Свиданию с парнем, сердце которого уже занято? Но нет, в моей голове прочно засело оправдание, что я воспринимаю его, как будущего друга. Сегодня просто необходимо было обсудить это.

+1

8

- Нет, вполне себе полноценный кинематографический... ну, не шедевр, но довольно занятный экземпляр, - как-то механически произнес я, лишь бы что-то ответить. Чтобы это "что-то" было впопад, в то время как на самом деле мне хотелось говорить о том, чем были заняты мои мысли. Хотелось пренебречь всеми возможными условностями, вознестись над принципами и стереотипами, раздвинуть рамки серой ограниченности и быть самим собой, таким, какой я есть внутри, возможно даже еще неизвестным самому себе, своим собственным незнакомцем. Я искренне надеялся, что внутри сдержанного, рассудительного, временами скучного моралиста, а порой просто невыносимого без объяснения причин Максима Сергеича жил свободный умом и духом оптимист Макс, способный на легкую импровизацию и по-доброму импульсивные поступки. Я даже чувствовал (в последнее время особенно явственно), как он подает признаки жизни где-то на подкорках сознания, отчаянно желая контролировать ту или иную ситуацию. Вернее сказать, контролировать - слово не для него, а для "Максимсергеича", поэтому в стуациях он желал участвовать прямо и непосредственно, ведь вверять их в руки этого субъекта более не представлялось возможным. Правда, Максимсергеич, вооруженный здравым смыслом и склонностью к анализаторству, пытался препятствовать Максу, но всякий раз был посылаем им на задворки. Таким образом, сейчас я представлял из себя нечто среднее между сосредоточенной взвешенностью и бескомпромиссной эмоциональностью, и это нечто было весьма и весьма близко к тому, что называется истинным "я".
- До сих пор глубоко уважаю и нежно люблю мультфильмы Миядзаки, - пришлось как раз к упомянутому аниме. Правда, как ни пытался я думать о предмете обсуждения, ни Тоторо, ни Поньо, ни Тихиро не задерживались в мыслях, уступая образу куда более прекрасному и осязаемому.
Наконец Макс внутри меня победил, и я произнес то, о чем действительно думал. Как будто кто-то хррясь меня по затылку, приговаривая: "Пригласи ее уже куда-нибудь, тряпка, там и поговорите об этих ваших аниме и Элджернонах!". Максимсергеич, однако, вспомнил о Марине, но подумать о том, что ситуация вырисовывается довольно щепетильная, не успел. "Да ладно!" - опередил его Макс, - "Что такого неприличного в маленькой дружеской прогулке?". Я ухватился за слово "дружеской" как за спасательный круг, спрятался за удобным фасадом, не признаваясь самому себе, что Ева... Да, черт возьми, интересна для меня как девушка.
Только после того, как я сказал то, что сказал, я осознал, а ЧТО, собственно, за всем этим стоит. Какая-то часть меня тайно надеялась, что Ева вежливо отклонит мое приглашение. С другой стороны, я боялся отказа. Было бы неправдой сказать, что произнеси она "нет", я бы не огорчился. К счастью, огорчаться мне не пришлось, и я с довольной улыбкой ответил:
- Фонтаны - просто замечательно! - я ведь еще понятия не имел, чем удивить и порадовать Еву, а так уже обозначилась некоторая точка отправления, - У входа в семь, отлично!
Не помню, как я вышел из магазина. Домой я вернулся в таком приподнятом настроении, что не мог заниматься чем-то дельным. Сомнения в правильности моего поступка рассеялись, я с удовольствием находил для себя оправдания. Скоротать время до заветных семи часов я решил выбором места или мероприятия, которое можно было бы посетить после фонтанов. Я даже заставил интернет помогать мне, введя в строке поиска "необычные места в петербурге". Таких мест, конечно, множество, да и разве могут они уидивить петербурженку? Осознав некорректность своей первоначальной стратегии, я решил поставить на другие эмоции. Я подумал о том, что бы мне хотелось, чтобы Ева чувствовала рядом со мной, и определил это как нечто спокойное, мягкое, теплое, уютное. Как предзакатное солнце над... Финским заливом! Внезапно захотелось поехать туда с Евой. Хотя бы к парку 300-летия Петербурга, ведь о Петергофе заикаться было еще рано и уже поздно. Поздно - потому что день клонится к вечеру и время прогулки, увы, ограничено, а рано - потому что я сам на месте Евы не отважился бы на серьезную поездку с малознакомым человеком. От этого мне еще больше захотелось раскрыться перед ней и еще еще больше - узнать ее саму поближе.
Я решился все же приехать к месту встречи на машине. На случай, если нам захочется немного покататься по городу. Впрочем, настаивать я ни в коем разе не намерен - предоставлю Еве выбрать, что ей по душе нынче - прогулка пешая или о четырех колесах.
Прибыв минут за двадцать до семи, я остался досчитывать последние минуты в салоне своего черного "Фольксваген Поло". Я вышел из машины в следующую секунду после того, как Ева перешагнула порог магазина, и в несколько мгновений преодолел расстояние между нами.
- Привет, - улыбнулся я, несмотря на то, что уже имел счастье видеть Еву сегодня утром, - Пойдем к знаменитым фонтанам? Или, может быть, поедем? Спросил я это, скорее, чтобы удостовериться, что Ева не передумала или что не случилось какого-нибудь досадного форс-мажора. Почему-то даже показалось на миг, что так хорошо не бывает и что с ее губ вот-вот сорвется некое "извини, но...".

+1


Вы здесь » Санкт-Петербург: настоящие дни » Настоящее » Наша судьба - в наших руках


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC